СВАТОВО



Сватово - общественно-информационный портал города

Международная Ассоциация сайтов городов

 

вернуться на главную страницу сайта


Сватове
 

Леонид Николаевич Королько

Сватовское районное казацкое общество Украинского казачества

 «Сватовский Слободской полк»

Сватовщина – край казацкий

Историко-краеведческий очерк, посвященный 500-летию возникновения украинских казацких поселений на территории Донецкой и Луганской областей.

г. Сватово     2006 год

 

2.1 Исторические названия рек района

 

Река Красная — левый приток С. Донця. Длина — 124 км (130) ширина — 15-20 м., глубины — 0,5-2, скорость течения средняя. Берет начало возле с. Тиманове Троицкого района, протекает по территории Троицкого, Сватовского и Креминского районов, впадает у С.Донець возле г. Кремневое. Река имела 16 притоков, общей длиной 300 км.

Название реки всегда вызывает большой интерес. Редко когда названия рекам давались случайно. Чаще всего в названии реки отбивается какая-то ее характерная особенность. Например, Билла, Черная, Желтая — указывают на цвет их вод и т.п.

По аналогии можно допустить, что наша река Красная названа так за «красноватый» цвет воды. Могло быть, что крутые меловые склоны правого берега реки, покрытые красноватыми глинами, во время больших дождей и быстрого таяния снега интенсивно размывались и предоставляли воде реки красноватого цвета. Это одна из восьми гипотез происхождения названия реки Красной. За другими гипотезами река могла получить название от Красного Оврага, где брала начало (с. Тиманове), от Красного брода (с. Меловатка), от заростей калины на ее берегах, от большого количества красноватых плавников красноперки и других видов рыб, которые шли плотным потоком в верховье на нерест.

Возможно, и исторические факторы сыграли решающую роль в названии реки. Вдоль Жеребца, Красной и Боровой проходила одна из главных татарских дорог, и воды Красной не раз красились кровью при жестоких битвах чужестранцев с защитниками родной земли. А, может, легенда о турецком пашу или татарского хана, который, убегая из жестокого побоища потерял на реке свою красную чалму и обещал за ней вернуться, стала решающей в названии реки. Все предположения и легенды могли стать причиной названия реки, но больше всего достоверно, что река получила свое название за красивые пейзажи своих берегов, ведь в давние времена под «красным» понимали не только красный цвет, но и все красивое. Отсюда «красное словцо», «красная девица» и т.п. На Украине, кроме нашей Красной, есть еще две реки с таким же названием. Это левый приток Прута (48 км) и правый приток Днепра (17 км).

Очень часто от названий рек берут свои названия населенные пункты, которые размещены на их берегах.

Так река Красная дала название населенным пунктам: Красногригоривка, Новочервоне, Краснориченске, Старра Краснянка, Новокраснянка, Червонопопивка.

Река Жеребец (Черный Жеребец) — Левый приток С.Донця. Длина — 58 км., ширина — 5-10 м., глубина — 1,2 м., течение — тихая.

Берет начало севернее с. Стельмахивки Сватовского района. Протекает по территории Стельмахивской, Коломийчанской, Райгородской и Коваливской сельсоветов Сватовского района, Краснолиманского района Донецкой области и впадает у С. Донець в Креминскому районе.

За легендой, на одной из переправ этой реки утонул Черный Жеребец князя или татарского хана и реку назвали Черный Жеребец, а затем — Жеребец.

Река Боровая — левый приток С. Донця. Длина — 86 км., ширина — 10-20 м., глубина — 1-3 м., течение — тихая.

Берет начало возле с. Коноплянивки Билокуракинского района. Протекает через территории Кругливской, Рудивской и Мисткивской сельсоветов Свативского района и Креминщини и впадает в С. Донець более северный г. Лисичанска.

Большинство год, которые протекают через лес (бор) или возле него, называется Боровым. Не стала исключением и наша река Боровая.

Река Даванка (Дуванна) — правый приток г. Красной. Длина — 24 км.

Берет начало возле с. Арапивки Троицкого района, протекает по территории В-Дуванской сельсовета и Нижньодуванской поселкового совета. Впадает в г. Красную в Нижней Дуванци.

По первой версии название происходит от татарского слова «дуванити» — делить добычу. Именно в долине этой реки татарские орды, возвращаясь из набегов на русские княжества, делили свою добычу.

По второй версии, это название происходит от слова, тюрка, «дуван» — открытое высокое место.

Река Гнила — правый приток г. Красной, длина — 20 км. Берет начало возле с. Покровского из заболоченной территории с гнилой водой, и потому эту реку назвали Гнилой. Впадает в г. Красную в смт. Нижняя Дуванка.

Река Кобыла — правый приток г. Красной. Длина — 16 км.

Берет начало возле с. Новотарасивка Куп’янского района. Протекает по территории Оборотнивской и Преображенской сельсоветов. Впадает в г. Красную на южной окраине с. Преображенного.

Река названа, по-видимому, по аналогии. Когда есть река Жеребец, рядом должна быть — Кобыла.

Река Харина — левый приток г. Красной. Длина — 24 км.

Берет начало возле с. Н-Павлове Свативского району и протекает по территории Манькивской, Свистунивской и Первомайской сельсоветов. Впадает в г. Красную в северной части г. Сватаного. Скорее всего река названа так за именем казака Харька (Харитона), какой первый имел здесь угодницкое хозяйство или учредил первое постоянное поселение.

 

2.2 Основание слободы Сватовой Лучки

Как уже сообщалось, во второй половине XVI в начале XVII ст. на значительной территории Левобережной Украины к Черному и Азовскому морям протянулись почти незаселенные бескрайние степи Дикого поля, которые имели плодородные земли, высокие травы, многочисленное зверье, рыбу и соль. По-видимому, именно об этих землях вспоминал в книжке «Описание Польского королевства», выданной в Париже в 1573 г., французский путешественник Блез где Виженер когда писал: «Украина — взлелеянная в мечтах земля, что ее бог обещал еврейскому народу. Кто хоть раз побывал на Украине, не может расстаться с ней, потому что она притягивает каждого, языков магнитом железо. Украинское небо смеется и влечет человека к себе. Везде растут фруктовые деревья и виноград. В старых дубах и буках — рои пчел и шмелей. Зверей в лесах и на полях так много, что зубров, диких коней и оленей убивают лишь ради кожи. Диких коз стреляют тысячами. На реках полно бобровых гнезд. Птицы столько, что весной ребята наполняют лодки яйцами диких уток, гусей, журавлей и лебедей. Собак кормят мясом и рыбой. Земля родила дважды, стоит лишь один раз сделать ее и засиять зерном.»

Потому в это богатое, хотя и очень опасное Дикое поле, тянулись ватаги смельчаков и все те, кто не мог смириться с гнетом и рабством. Как уже говорилось, сюда, вглубь Дикого поля, каждой весны из Гетьманщины и Польской Украины отправлялись «на уходи» ватаги смельчаков — украинских казаков и крестьян, которые возвращались назад поздно осенью с конями, рогатым скотом и запасами рыбы, меда, кож.

Из-за того, что и на Правобережье польская шляхта, и на Левобережье казацкая старшина отбирала в уходников значительную часть их добычи, наиболее отчаянные уходники в своих степных уходах начали, кроме летних куреней, строить зимние землянки и у них оставаться на зиму.

Вот из таких угодницьких хозяйств в долине реки Красной в середине XVII ст. и возникло постоянное поселение Сватово Пристань. Историк А. Г. Слюсарский об этом пишет так: «В 60 -ое годы XVII в. крестьянами и казаками Левобережной и Правобережной Украины, а также русскими служивыми людьми начали заселятся земли по г. Красной. Тогда была основанная слобода Сватово Лучка или Сватово Пристань».

Задолго до отписик воеводы в Я. Долгорукого 1700 г., который подтвердил права ізюмців на владение землями по Красной и Жеребцу. Изюмские казаки подали челобитную царю Петру I с жалобою на домогательство донских казаков на земле по рекам Красной и Жеребцу. В этой челобитной изюмцы доводили, что «Вот того села (Красного) вверх против речки Красной Изюмского полка казаков разных городов в Сватовой Пристани пасека Сеньковских жителей Игната Константиненко и Ивана Степаненко; по сказке их, они той пасекою владеют течение 30 и больше. Пасека Сеньковского жителя сотника Семена Осипова; по сказке его, той пасекою владеет течение 20 и больше; пасека Радьковского жителя Павла Дябченко, а по сказке его, той пасекою владеет течение 40 и больше».

14 октября 1704 г. за этой челобитной Петром I была выданная царская грамота, в которой наводятся доказательства ізюмців на право владения землями по Красной и подтверждаются права изюмцев на эти земли.

Из этой челобитной, отписки воеводы и царской грамоты можно узнать точную дату основания нашего города. Следовательно, когда от 1700 г., когда была сделанная отписка воеводы Я. Довгорукого 40 и более лет, на протяжении каких радьківський житель Павел Дябченко владел пасекой в Сватовой-Пристани, мы одержим 1660 год — год основание города Сватово.

Это время основания слободы подтверждает и выдающийся исследователь Слободской Украины академик Д.І. Багалий. В своей книге «История Слободской Украины» он пишет «Хутора иногда появлялись слишком рано и были первыми жилищами страны. По Красной и Жеребцу на хуторах были заведенные пасеки в лесах по оврагам. Некоторые из них были основаны на заимках еще в начале второй половины XVII ст. Тогда или немножечко позже там появились площади — то есть соловарні (колодцы). И одни, и вторые принадлежали к поселенцам Тора, Цареборисова, Маяков, Салтова и Чугуева, то есть, но и далеких городов, не только ближних. На реки Красную и Жеребец приходили люди с Бахмута и другими городами на весну, лето и осень на рыбалку и охоту и делали себе курени (на лето) и землянки (на зиму). Жители Тора приезжали туда целыми лагерями для выварки соли и стояли там куренями».

Относясь с уважением к авторитету одного из наилучших знатоков истории Слобожанщины, все же странным кажется утверждение автора, что жители Тора (Славянска) и Бахмута (Артемовская), где значительно раньше была настроена выварка соли, приезжали на берега Красной и Жеребца для солеварения. Скорее всего жители Бахмута и Тора, как и некоторых других городов, которые, кроме солеварения, не имели ни лесов, ни рыбалки, ни паханой земли, приезжали на берега Красной и Жеребца для рыбной ловли и охоты. И, имея большой опыт выварки соли, одновременно с охотой и риболовством попутно занимались и вываркой соли, нужной для переработки рыбы и мяса, чтобы не завозить ее издалека. Это очень достоверно, потому что на территории Сватово и во многих местах долины Красной и Жеребца встречаются очень засоленные почвы. А, может, здесь речь идет не о выварке обычной кухонной соли, а о выварке селитры для производства пороха. Следы такой выварки селитры археологи находят во многих местах вокруг города и в районе.

Руководитель Левобережного отряда Сиверскодонецкой экспедиции Института археологии С.Н. Братченко, который в 1973-1974р. исследовал 24 кургана могил в зоне строительства Свативского водохранилища пишет: «В могильницькій группе исследовано две площади могил. Кроме того, 5 таких достопримечательностей обозначен на старой карте на восточной околице города Сватово, возле пути на Билокуракине и на плато, к северу от г. Харини. Одна площадь могилы -  севернее с. Гончаривки. Видимо, немало подобных достопримечательностей застроено.

Как известно, площади могил — остатки разработок чернозема, из которого добывали селитру для изготовления пороху, наиболее распространенному на Полтавщини. За находками керамики в могиле — 12, они могут быть датированы XVII-XVIII ст. н.э.

Обнаруженные площади, кажется, самые восточные и самые южные достопримечательности такого типа.»

Следовательно, слобода Сватаная Лучка (Сватово Пристань) была основана на месте уходницких хозяйств украинских казаков и крестьян в Диком поле приблизительно в 1660 году переселенцами с Сенькового, Радькова, Тора, Бахмута, Цареборисова, Маяков, Салтова, Чугуева и других городов Слобожанщины.

Первое постоянное поселение слободы возникло под «горой» на левом берегу «реки» Свахи в районе нынешних переулков Полевого и Вишневого. Здесь, на берегу реки, еще в начале заселения была построенная пристань. И то первое поселение, которое возникло у пристани, стало называться «Сватаная Пристань». Немного дальше на север (в конце нынешней улицы Нежурянской) под «горой», поросшей лесом, возникло второе поселение, которое назвали «Пристин». Впоследствии эти два первых поселения злились, образовав слободу, которую назвали «Сватово Лучка».

Первый духовный владыка Слободской Украины — архиепископ Филарет (Гумилевский) в цитируемой книге пишет: «.По местному преданию. по свату, первому поселенцу луга, произошло название слободы Сватовой Лучки, и речка, орошавшая щелочь названная Свахой». Но более достоверно, что название слободы возникло от «луга», вигина, колена, («излучины») г. Свахи. В те времена это был неодинокий случай в нашем крае. Вспомним «Билолуцк» — лука г. Белой, «Иванова Лука» на Айдари.

Но где протекала эта загадочная река Сваха и куда она делась? Ведь на современной карте Сватовщини она не существует и вообще она не обозначена на ни одной карте края.

Члени експедиції школярів та вчителів міста, організованої напередодні святкування 325-річчя заснування м. Сватове, по вивченню і уточненню історії міста прийшли до висновку, що ніякої річки Свахи на відстані декількох десятків метрів від основної річки Красної не було і не могло бути. Бо «річка» Сваха— це не що інше як лукоподібний відрізок старого русла Красної (стариця), який був розташований під самою «горою», і який з одного боку уже відокремився від основного русла річки. Перші поселенці прийняли це старе русло Красної (старицю) за самостійну річку і назвали Свахою. Це добре видно на плані військової слободи Сватової Лучки за 1763 р., який зберігається в Сватовском краєзнавчому музеи. существовала эта «річка» Сваха недовго. Під час інтенсивної забудови слободи ліси на «горі» були вирубані для господарських потреб і водні потоки з крутих схилів «гори» замулили це старе річище, і Сваха перестала існувати, залишившись лиш в спогадах старожилів.

Материалы экспедиции подтверждают, что первые переселенцы поселились сначала на берегах старого русла г. Красной вдоль нынешних улиц Стовбовой, Чкалова, Подгорной, Нежурянской, площади Воли, переулков Вишневого, Полевого, Бы. Хмельницкого. Это и понятно, ведь вся эта местность была хорошо спрятана от постороннего глаза, что мало огромное значение во время частых татарских набегов. С запада эта территория прикрывалась изгибом «горы», поросшей лесом, а с востока рекой, берега которой густо поросли ивами и камышами.

После образования постоянного поселения — слободы Сватаной Лучки, сюда начали более интенсивно переселяться не только отдельные семьи переселенцев с разных мест Слобожанщины, но и целые казацкие или крестьянские общества заднипропетровських и гетманских казаков и крестьян, которые здесь назывались черкасами. И среди первых в слободу переселились черкаси с Змиивского, Богодухивского, Сумского и Лебединского уездов.

 

3. Заселение территории района

 

После основания Сватаной Лучки вокруг нее начинают возникать постоянные поселения. В конце XVII ст. возникают поселения: Коломийчиха (в 1686 г.), Стельмахивка, Куземивка (в 1688 г.), Харина (Первомайск), Манькивка.

В начале XVIIІ ст. были основаны Меловатка (1700-1705 р.р.), Гончаривка (в 1706 г.). В середине XVIIІ ст. образованные Верхняя Дуванка (в 1730 г.), Нижняя Дуванка (в 1732 г.), Райгородка, Преображенне, Хомивка, Мостики.

Во второй половине XVIII ст. основаны Оборотнивка, Рудивка, Свистунивка, Наугольне.

На протяжении XIX ст. заселены Коваливка, Новониканоривка, Петривка, Круглое, Хомивка. И в начале XX ст. — Комсомольское (в 1929 г.), Новоселивка (в 1934 г.) и некоторые другие населенные пункты.

В конце XVII ст. и в первой половине XVIII ст. освоения территории района происходило с запада к востоку. И населенные пункты учреждались и заселялись почти исключительно украинскими казаками и крестьянами с разных мест Слобожанщины и жителями Полтавщини, Сумщины, черниговщины и других территорий Гетьманщины.

В конце же XVIII ст. и в начале XIX ст. интенсивнее начала заселяться северная часть территории района. Царское правительство раздавало здесь большие земельные наделы российским помещикам и офицерам, которые заселяли основанные села и хутора крепостными крестьянами из центральных губерний России.

По тогдашней традиции, чаще всего новообразованные населенные пункты получали свои названия за именем, фамилией или кличкой вожаков ватаг, которые учреждали это поселение. Да, за именем или фамилией вожаков Ковалька, Коломийця, Козьма, Манька, Рудя, Свистуна, Стельмаха (Потолок), Фомы, Ручки плуга были названные населенные пункты: Ковалёвка, Коломийчиха, Куземовка, Маньковка, Рудовка, Свистуногвка, Стельмаховка, Хомовка, Чепиговка. Когда помещики или офицеры учреждали поселения, они тоже назывались их фамилиями или именами. Так возникли названия сел Ганчаровки, Кругловки, Барикиного, Куликовки, Свердловки, Цвитовки, Молчановки, Мар’ивки и других населенных пунктов, много из которых уже исчезло из карты района.

За одной из версий название Райского городка Райгородску-Райгородци дано за сильное живописные пейзажи этого села, но более достоверно, что это казацкое село в то время не имело крепостничества, тогда когда все окружающие села были покріпачені. Не случайно же о таких селах пелось в одной тогдашней песне:

Сейчас тая среди Рая слобода обсела

Там тишина, вся старшина не имеет к им дела

. Утечка кураж, вымогательства нет же, пропали все драчі

Исчезла беда, живут тихо, не дают подачи.

 

 


 

III. Сватово Лучка — казацкий сотенный городок

(1660-1765 р.р.)

 

Вскоре, после основания, слобода Сватово Лучка становится казацким сотенным местечком потому что в ней и ближайших селах разместилась одна из семнадцати сотен Изюмского Слободского казачьего полка.

 

1. Короткая история Изюмского полка

Во многих исторических источниках, включая и «Историю Слободской Украины» Д.І. Багалия, говорится, что Изюмский Слободской полк был создан в 1685 году, выделившись из Харьковского, но другие историки отмечают, что этот полк возник значительно раньше. Тот же Багалий в названной книге сообщает, что значительная ватага казаков переселенцев вместе с казацкой старшиной и духовенством во главе с черниговским полковником Яковом Черниговцем с разрешения бєлгородського воеводы в 1663 г. на татарских бродах в устье г. Балаклеи на Донци учредила місто-кріпость Балаклею.

Уже через год Черниговець докладывал воеводе, что у него в кріпості и на должности поселилось в 150 дворах 200 семей и это число непрестанно увеличивается. Кроме Балаклеи, Черниговець построил на татарских бродах укрепленные города и слободы: Андрею Лозы, Бишкинь, Савенци, Лиман и головне на левом берегу Донця небольшую кріпость Изюм. За значительный вклад в борьбу с татарами царь сделал осадчика-атамана Якова Чернігівця в 1670 г. балаклійським полковником и подтвердил право на местное самоуправление. Таким образом, Балаклийский полк (который впоследствии стал Изюмским) во главе с Черниговцем фактически начал действовать уже в 1663-1664 годах, иначе царь не предоставлял бы Черниговцю чин полковника. В 1677 г. бєлгородський воевода Ромадановский в связи с какой-то виной лишил Черниговця полковничество, а Балаклийский полк был присоединен к Харьковскому полку.

Однако, вскоре оказалось, что при постоянных нападениях татар Харьковскому полковнику тяжело исправляться с руководством двумя полковыми округами. И харьковский полковник Григорий Донець построил на правом высоком берегу Дончака новое город-крепость Изюм - и устроил там центр Балаклийской полковой округи, которая стала называться Изюмской. Чтобы быстрее заселить новый Изюм, Григорий Донець с разрешения правительства в 1682 г. переехал жить в Изюм, а своего сына Константина оставил на полковничестве в Харькове. При этом Донець достал право заселять Изюм только людьми, захожими из других Слободских полков. Ему запрещено было принимать великороссийских поселенцев, а за то он сам, без воеводы, мог хозяйничать в новом городе. Как видим, Г. Донець фактически стал полковником не только Харьковского, но и Изюмского полка. Именно так понимало это и царское правительство, которое в 1682 г. выдало вільготну жаловану грамоту на имя Харьковского полковника Г. Донця казакам Изюмского полка. Когда Г. Донець постарел, он передал полковничество в Изюме сыну Константину, а сам переехал в Харьков, чтобы впоследствии передать руководство в Харькове второму сыну.

В 1685 г. Константин Донець побывал с большой делегацией в Москве и добился важной для себя правительственной резолюции: «Выделить Изюмский полк из Харьковского, приписать к нему 13 городов и местечек с 2200 казаками и выдать Кости Донцеви жаловальну грамоту на полковничество в Изюмском полку вместе с отцом». Вот так описывает создание Изюмского полка Д. Багалий.

Совсем другую дату создания Изюмского полка называет историк этого полка Николай Гербель. На основе исторических документов в своей книге он утверждает, что Изюмский полк — (сначала окоп) есть один из первых полков Слобожанщины и создан он был в 1651 г. Он сообщает, что в 1851 г. во время торжественного празднования 200-летия со дня основания этого славного полка шефом этого полка стал сам император Николай I. Тяжело допустить, что царские чиновники могли допустить, чтобы сам царь стал шефом полка с сомнительной историей. По-видимому, руководство полка мало весомые доказательства создания полка именно в 1651 г.

За переписью в 1732 г. в Изюмском полку было 17 сотен, 99 населенных пунктов, 3550 выборных казаков, 11423 подпомощников, 9280 подсоседей и зависимых крестьян.

Казаки Изюмского полка в составе российской армии принимали участие в Азовских походах 1695-1696 лет, Северной войне — 1700-1721 р.р., российско-турецкой войне — 1735-1739 р.р., Семилетней войне — 1756-1763 р.р.

В этих военных операциях все Слободские казацкие полки заслужили у российского командования большое доверие и уважение. Особенно Слободские полки проявили себя в Северной войне в битве под Ерестофером 24 декабря 1701 г., когда российская армия под командованием Шереметьева нанесла сокрушительный удар шведской армии Шлиппенбаха. В этой битве шведы потеряли 3000 чол. убитыми и 350 чол. пленными. Россияне потеряли около 1000 человек. После этой битвы, когда правительство позволило Шереметьеву отобрать наиболее боеспособные части и из них укомплектовать ударные войска для весенних наступательных действий, он попросил у Петра I разрешения оставить из пяти Слободских полков — Изюмский, который хорошо себя проявил в битвах, а из других четырех выбрать 1000 человек, остальных же людей отпустить домой. Петр I позволил командующему действовать по собственному усмотрению. Тогда Шереметьев оставил в армии все пять Слободских полков.

Героические традиции Изюмского Слободского полка продлил сформированный на его основе Изюмский гусарский полк. За значительные заслуги в Отечественной войне в 1812 году Изюмский гусарский полк рядом с лейб – гвардии Гусарским полком получил Георгиевский штандарт с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.»

Николай Гербель в уже упомянутой работе наводит и фамилии всех полковников Изюмского полка: 1) 1651-1688 — Григорий Єрофейович Донець; 2) 1688-1703 — Константин Григорьевич Донець-Захаржевский; 3) 1703-1707 — Федор Владимирович Шидловский; 4) 1707-1729 — Михаил Константинович Донець-Захаржевский; 5) 1730-1743 — Лаврентий Иванович Шидловский; 6) 1743-1751 — Иван Григорьевич Цветок; 7) 1752-1765 — Федор Кузьмич Краснокутский. Этот перечень полковников наводит и Д. Багалий.

Обращаясь к роду и фамилиям слободских полковников, видим, что на Слобожанщине было несколько зажиточных старшинских родов, которые поставляли полковников. Только восемь наиболее богатых казацких родов дали вместе — 26 полковников. И только 8 полковников дали одиночные роды. Таким одиночным родом был и род последнего полковника Изюмского полка Федора Краснокутского.

Федор Кузьмич (Фома) Краснокутский — сын малоимущего казака начинал свою карьеру в Сватовой Лучки. Он был человеком храброй, умной, имел добрые организаторские способности и был настойчивым в достижении своей цели. Благодаря своим способностям он пользовался значительным авторитетом среди казаков, и вскоре он был уже сотником Сватоволучской сотни. Кроме сотничьего двора в Сватовой Лучки, Краснокутский на реке Дуванци при впадении ее в г. Красную в 1732 г. учредил поселение Нижнюю Дуванку, которое заселил подданными ему крестьянами.

Активную деятельность Краснокутского заметили в Изюмском полку, и его назначают сначала полковым есаулом, потом полковым обозным, а в 1751 (1752 ли) г. он становится полковником Изюмского полка. Но будучи человеком неуравновешенным и слишком прямолинейным, часто вступал в споры и конфликты не только со своими подчиненными, но и с начальством.

Характеризуя Краснокутского, Филарет в своей книге (стор. 37) пишет: «Последним полковником Слободского Изюмского полка был Федор Фомич Краснокутский, человек умный энергический, но иногда необузданный в порывах самовластия; за резкие отзыве о новом (наместническом) управлении отправлен был в Казань с лишением чинов и имущества .»

В 1743 г. поп с. Милуватки Ямпольский просил свое церковное руководство перевести его в другой приход через «притиснения и разорения вот прежнего Сватоволуцкого сотника и нынешнего есаула Федора Краснокутского и вот его приемника у Сватовой Лучке и зятя — Герасима Тимошенко».

Описывая быт и обычаи казацкой старшины, Головинский пишет, что 2 сентября 1753 г. бригадир Слободских полков Капнист вместе со старшиной Изюмского полка — обозным Милардовичем, капитаном Федоровим, судьей Капустянским, сотником Тимошенком и другими донесли генерал-аншефу графу Салтикову о разных злоупотреблениях полковника Краснокутского, в том числе и о том, что в местечке Сватовой Лучки, где был дом Краснокутского, он тайно торгует привозной калмыцкой солью. В то же время полковник Краснокутский жалелся в Бєлгородську губернскую канцелярию, что бригадир Капнист самовольно отстранил его от командования полком и послал в Сватово Лучку вооруженную команду, которая арестовала местного атамана и людей полковника и отвела их к Капниста, где тот атаман и люди поковника были без всякой вины битые и посаженые в тюрьму. За этими делами Военной Коллегией была снаряженная следственная комиссия во главе с бригадиром Ушаковим. Но Капнист на заседание комиссии не появился, и следствие было приостановлено, а сам Капнист к распоряжению Военной Комиссии был отстранен от командования полком. Краснокутский был обновлен в командовании полком, а его люди были отпущены из тюрьмы.

О последующей судьбе Краснокутского сообщает Багалий: «Еще к реформе в 1765 г. составлена была в Слобожанщине во главе с Є. Щербининым комиссия, которая должна была обнаружить внутреннее положение Слободской Украины. Когда же она закончила свою работу на месте, устроена была в 1764 г. в Петербурге новая высшая военная комиссия под проводом Военной Коллегии. Тогда в Петербурге побывал полковник Изюмского полка Федор Кузьмич Краснокутский. Он навестил, к чему ведет новая реформа и написал о ней письма и две писульки к старшине своего полка. В листе Краснокутский слезно просил старшину прислать в Петербург просьбы, чтобы все осталось по древности. В первой цидуле он призвал к Петербурга старшинам и прибавил, что не бояться ничего. Во второй он горевал, что старшина и обыватели молчат и ничего не присылают, когда в Петербурге говорят, что они желают реформы. «Пусть Бог исправит слезы бедного народа на нас, потому что старшинствовать умели, а в неприятности и приключении и перстом двигнути не хотять». Старшина Изюмского полка ничего не сделала в сим деле. Но письма Краснокутского все же разгласились по Украине, и о сим разглашении их началось даже следствие. Но окончилось дело тем, что военная коллегия присудила Краснокутского к суровому наказанию — побить публично кнутами, потом смиловались, и он только потерял сочевичники и был заслан в Казань». И хоть Федор Кузьмич позже и был возвращен из ссылки, но ему его чинов и тем более имений не было возвращено. Тогда его жена поехала в Петербург к царице Екатерине II и добилась таки возвращения части имущества.

 

2. Сватово Лучка - казацкий сотенный городок.

Когда же Сватово Лучка вошла в состав Изюмского полка? На первый взгляд время входа жителей Сватовой Лучки в состав Изюмского полка определена А.Г. Слюсарским. Он пишет: «В начале XVIII в. (не ранее 1704 г.) Сватово Лучка вошла в состав Изюмского полка. Оная была сотенным местечком и имела укрепления в виде рва и высокого частокола». И это время с легкой руки Слесарского перекочевал во все более поздние исторические источники из истории нашего края. Конечно ссылка Слесарского на 1704 г. не случайное. Именно в этот год была выданная царская грамота, которая окончательно разрешала споры между изюмскими и донскими казаками за владение землями в долинах год Красной и Жеребца. Но Слесарский, когда издавал свою книгу в 1964 г., не очень тщательным образом исследовал текст царской грамоты в 1704 г. и отписки бєлгородського воеводы. В своей книге Филарет, говоря о царской грамоте, пишет: «В том же грамоте прописанная отписка воеводы князя Якова Долгорукого 1700 г. следующего содержания: велено по челобитию Изюмского полку старшины и казаков на реке Красной с верховья вниз, по обе стороны, к Кабаньего брода и по Хариной, и по Дуванной и по иным долинам, которыя в той речку Красную тянут, и по г. Жеребец, с верховья к устья правой стороной, пасеками и лесами, и сенными покосы и рыбными ловли и всякими угодьи владеть и на этих речках Красной и Жеребец Изюмского полка старшинам и казакам кто похочет слободами и дворами строится велеть и служит им Изюмскому полку в казаках по прежнему». Анализируя эту отписку воеводы, мы видим, что эта отписка датируется в 1700 г., а это значит, что споры между дончаками и ізюмцями начались в значительно раньше 1700 г. С этим вихлдить, что жители Сватовой Лучки уже входили в состав Изюмского полка еще до 1700 г. Это подтверждает и конечность отписки воеводы: «И служит им Изюмскому полку в казаках по прежнему». Исходя из этого, можно сделать вывод, что жители Сватовой Лучки вошли в состав Изюмского полка еще в конце XVII ст., а не в начале XVIII ст. как пишет Слесарский и другие авторы, которые на него ссылались.

В Изюмском полку сотенное местечко Сватово Лучка занимало важное стратегическое значение, потому что оно, во-первых, было расположено дальше всего от центра полка, во-вторых, оно находилось возле важного татарского пути, а в-третьих, оно находилось в долине г. Красной рядом с Кабанским, Краснянским и Сухаревим местечками донских казаков, которые пытались захватить земли в долинах Красной и Жеребца. И именно поэтому, почти сразу после образования Изюмского полка, в Сватовой Лучки была размещенная уже действующая Бишкинска сотня этого полка, переведенная сюда с с. Бишкинь. Об этом свидетельствует перепись слободских полков в 1732 г., в ходе которого было зафиксировано, что в казацком сотенном местечке Сватово Лучка размещенная Бишкинска сотня. Во время этой переписи в Сватовой Лучки был записан: 

1. Сотничьих дворов — 1, домов — 1, мужских душ у них — 5;

2. Казацких дворов — 30, домов — 41, мужских душ — 133;

3. Дворов подпомощников — 131, домов — 171, мужских душ — 514;

4. Дворов мельников — 3, домов — 3, мужских душ — 5;

5. Дворов поповских — 7, домов — 7, мужских душ — 19;

6. Всего дворов — 173, домов — 224, мужских душ — 703

Достовернее всего, именно этому и в селе Меловатци была размещенная уже действующая Маяцка сотня или ее часть, переведенная сюда из Маяков. Об этом извещает в очерке «Меловатка» Филарет: «Сего 1728 г. били челом Его Преосвещенству рабы Его Царского Пресветлого Величества Изюмского полку Маяцкой сотни слободы Меловатки атаман Федор Левенец, Павел Васильев и Кондрат Григорьев. и просили архимандридского благословления на освящение построенного храма во имя усековения главы Иоанна Предтечи.

И благословление преподано. По местной памяти, храм был с тремя куполами, вместо ограды обнесен был высокими остроконечными надолбами, а по углам укрепления были раскаты, на которых стояли железные пушки».

За той переписью, у Милуватци в 1732 г. было записано 15 казацких дворов, 22 дома и 59 мужских душ, а в слободе Нижний Дуванци — 14 дворов, 33 дома 89 мужских душ подданных сватоволуцькому сотнику Краснокутскому крестьян.

Как видим из этой переписи, и в 1732 г. казацкая сотня в слободе Сватаной Лучци официально все еще называлась Бишкинской. Но впоследствии ее и официально начинают называть Сватоволуцкой. Впервые об этом найдено письменное упоминание в 1743 г. в жалобе Меловатского попа на «притиснения и разорения вот прежнего Сватоволуцкого сотника .» в уже цитируемой книге Филарета. Учитывая стратегическое значение сотни, количество казаков в ней все время растет. Когда Бишкинску сотню перевели в слободу Сватаную Лучку, в ней насчитывалось возле сотни казаков, за переписью в 1732 г. их уже значится 652 человек, а в 1765 г., когда были расформированные слободские полки здесь уже насчитывалось — 1037 казаков. Казаки Сватовалуцкой сотни, размещаясь как можно дальше в пограничную степь от центра Изюмского полка и всей Слобожанщины и ближайшее к татарской Кальмиуской сакми, не только первыми принимали на себя сокрушительные разбойничьи набеги татарских и турецких орд и храбро защищали южные рубежи Слобожанщины, но и в составе Изюмского полка принимали активнейшее участие во всех его походах и битвах. И неслучайный именно сватоволуцький сотник за свою храбрость и весомый взнос в защиту границы в 1751 -1752 р.р. удостоен чести стать полковником Изюмского полка.

Для защиты от нападения татар казаки Сватовой Лучки под «горой» у пристани на г. Свахе (пров. Польовий-Вишневий) вокруг первой деревянной церкви, построенной в поселении у 1722 г., и штаба казацкой сотни и небольшого поселения старшины сотни, построили деревянное укрепление. Его стены были сделаны из высоких заостренных дубовых колод, забитых друг возле друга. Внешне за дубовыми стенами был вырытый глубокий и широкий ров, заполненный водой реки. За рвом был насыпанный высокий земляной вал. Укрепление мало два въезда, оборудованные подвесными мостами. На каждом углу этого укрепления и над подвесными мостами были установленные пушки. О виду этого укрепления можно судить по плану казацкого сотенного местечка Сватово Лучка, который был составлен сотенным писарем в 1763 году, копия которого экспонируется в Сватовскому районном краеведческом музее, а умельцы М.П. Тинда и А.Д. Бувальцев на основе этого плана создали диараму.

По преданию старожилов, выше от укрепления сотни, на «горе» на наивысшем месте располагался пикет с маяком, на котором круглосуточно караулило по нескольку казаков, которые имели оседланных коней. Второй такой пикет с сигнальным маяком находился на высоком горбе в районе поселка Соснового.

Заметив врага, часовые пикета (сторожи) зажигали на маяке предварительно заготовленную солому или факелы. Увидев огонь или дым на первом маяке, зажигали огонь на других. И вскоре уже и в штабе полка и в штабе белгородского воеводы уже знали о появлении татарского отряда или орды за несколько часов или дней до ее появления. Это позволяло казацким войскам подготовиться до встречи враждебных войск.

При появлении на маяке огня или дыма, населения, которое работало в поле, в лесу, на сенокосах и других работах спешило спрятаться вместе со скотом в укреплении или в лесу. Своевременное предупреждение маяков давало возможность в поселении собрать вооруженный отряд и подготовиться к обороне, или выйти из поселения, когда двигалась большая орда, и спрятаться в окружающих лесах и яругах.

В то время крепости или укрепление были не только в каждом полковом и сотенном местечке, но и в большинстве слобод. В больших селах и слободах, где не было укреплений, укрепления делались вокруг церквей, как это мы видим у Меловатке и Верхней Дуванке.

 

1.    2.    3.    4.

 Сватове

 

обсудити на форумі                перейти на сторінку "статті"                Новини              Об'яви



 

вернуться на главную страницу сайта

  Статистика сайта
Авторское право © 2007 - 2017 Ширков Андрей Алексеевич - Все права защищены, Копирование материалов разрешено только с видимой ссылкой на источник: http://svatovo.ws